Твоя работа — это не ты сам, как и твои деньги в банке, и твоя машина, как и твой бумажник. И твоя одежда. Ты — лишь кучка испражнений жизни… Ты — это поющее и танцующее дерьмо, центр этого мира…

Это Цахейлу — связь. Почувствуй её. Чувствуй ритм сердца… дыхание… силу её ног... Что ей делать, думай внутри… Вот так… Скажи ей, куда идти. — Во время обучения вождения лошади.

Верующий всегда чуть-чуть сомневается в своей вере; неверующий твердо уверен в своих сомнениях.

Наш разум пригоден лишь для того, чтобы все запутать и вызвать сомнение во всем.

 — Неужели тарелочка?!  — Да-да. С голубой каёмочкой!

Если линию защиты выстроить неправильно, она может превратиться в кривую обвинения.

Я смотрю и понимаю: пропадаю я! – песня девушки с истекшим сроком годности.

Существует странное, укоренившееся заблуждение в том, что стряпня, шитье, стирка, нянчанье составляют исключительно женское дело и что делать это мужчине даже стыдно. А между тем стыдно обратное: стыдно мужчине, часто незанятому, проводить время за пустяками или ничего не делать в то время, как усталая, часто слабая, беременная женщина через силу стряпает, стирает или нянчит больного ребенка. Л.Н.Толстой

Могила российской демократии ухожена и декорирована.

I’ll give you a winter prediction: It’s gonna be cold, it’s gonna be grey, and it’s gonna last you for the rest of your life.

Величие и значение истинной поэзии (хотя бы и не мировой, хотя бы и не великой) нигде не сказывается так ясно, так осязательно, как в литературе народов, еще молодых или только что пробуждающихся от долгого мысленного бездействия. В обществах созревших, много изведавших и во многом просветленных опытом долгих лет, жажда к поэтическому слову бывает сдержана в границах, нарушить которые может лишь влияние истинного гения или могучего провозвестника новых истин.