Твоя работа — это не ты сам, как и твои деньги в банке, и твоя машина, как и твой бумажник. И твоя одежда. Ты — лишь кучка испражнений жизни… Ты — это поющее и танцующее дерьмо, центр этого мира…

Хочу жить вечно. Пока получается.

Ты можешь и не заметить, что у тебя все идет хоро­шо. Но налоговая служба напомнит.

Жаль, что истина, которая в вине, прячется на дне бутылки. Захочешь правду узнать - волей неволей вынужден напиваться.

А мне надо убраться в ванной. Там везде кровища…

Слава есть нечто непреходящее даже среди потомков, а популярность есть нечто преходящее даже среди современников.

Нас, вероятно, арестовали бы, потому что, если бы он отказался, нас, вероятно, повесили бы. Я был настолько убежден в этом средстве спасения России, династии, что готов был спокойно судьбу поставить на карту, и если я говорил, что был монархистом и остался монархистом и умру монархистом, то должен сказать, что никогда за все время моей политической деятельности у меня не было сознания, что я совершаю столь необходимый для монархии шаг, как в тот момент, когда я хотел оздоровить монархию. (об отречении Николая II)

Поспешность сама себе мешает.

И нашел я, что женщина горче смерти, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки – оковы. Екклезиаст

Хорошо, что жизнь по-прежнему радует разнообразием. Абсолютно непонятно: что откуда свалится, и чем конкретно шандарахнет.

Один поэт сказал, что любовь напоминает ветер. Другой - что она напоминает море. Третий сравнивает ее с флюгером. Четвертый - с блуждающим огоньком. Словом, она подобна всему на свете и ни на что не походит. Генри Филдинг