Твоя работа — это не ты сам, как и твои деньги в банке, и твоя машина, как и твой бумажник. И твоя одежда. Ты — лишь кучка испражнений жизни… Ты — это поющее и танцующее дерьмо, центр этого мира…

Подчинившись закону толпы, мы возвращаемся в каменный век.

…отсюда еще не следует, что время само по себе представляет собой не что иное, как лишь то, что мы воспринимаем. Что представляют собой два равных промежутка времени, это понимает всякий, хотя бы в течение этих промежутков, может быть, и не произошло равных изменений, на основании которых можно было бы прийти к заключению о равенстве этих промежутков времени. (Эйлер Л. Основы динамики точки.)

Преодолеть страх. Отсечь лишнее. Отвергнуть всё что не имеет подлинной ценности. И скользить. — План Тайлера.

В сороковые годы, чтобы покорить девушку, нужно было быть солдатом; в пятидесятые годы — евреем; в шестидесятые — чернокожим. Теперь, чтобы покорить девушку, нужно быть девушкой.

 — А раньше мама говорила, что ты лётчик-испытатель…  — Лётчик-налётчик…  — А я всё равно рад, что ты живой, потому что мама говорит, что ты хороший. Но — слабохарактерный!  — Точно! Слабохарактерный. Стырил общие денежки — и на таксиста свалил.  — Канай отсюда, сечас я тебе все рога поотшибаю, редиска!

Человек не может жить один, и точно так же не мо­жет жить в обществе.

Ты то ласкаешь меня, то топчешь ногами, то любишь, то ненавидишь, открываешь мне душу и делаешь из меня посмешище — я похоже описала наши отношения, Тайлер?!

 — Скажите, а чем вы сейчас занимаетесь?  — Да так… Ищем!

Я могу устоять против всего, кроме искушения.

Хло: Конец близок, а мне всего-то и надо что с кем-то потрахаться напоследок.