Твоя работа — это не ты сам, как и твои деньги в банке, и твоя машина, как и твой бумажник. И твоя одежда. Ты — лишь кучка испражнений жизни… Ты — это поющее и танцующее дерьмо, центр этого мира…

Как-то слишком тихо. Что-то это мне не нравится. Я предпочитаю, чтобы было немножко менее слишком тихо.

Когда женщина охвачена страстью, лицом она почему-то делается похожей на девочку. Правда, эта страсть может быть обращена и на зонтик. Р.Акутагава

Я не могу тут спать! Тут полно пиявок в скафандрах…

Власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно.

Когда я понял, что не могу позволить себе содер­жать семью, я уже был женат.

Для спасения государства достаточно одного вели­кого человека.

Человеческий аппетит возрос до такой степени, что может расщеплять атомы с помощью своего вожделения; их эго достигло размеров кафедрального собора; смазывая даже убогие мечты зелеными, как доллары, и желтыми, как золото, фантазиями, можно добиться того, что каждое человеческое существо превратится в честолюбивого императора и будет обожествлять самого себя. Пока мы суетимся, совершаем одну сделку за другой, кто позаботится о нашей планете? И это в то время, когда воздухом нельзя дышать, а воду нельзя пить, даже пчелиный мед приобретает металлический привкус радиоактивности. Все заняты тем, что торгуют контрактами на будущее, а ведь будущего уже нет: в нас целый миллиард эдди борзунов, несущихся трусцой в будущее, и каждый из них готов надругаться над бывшей планетой Господа, а потом отказаться нести ответственность. Когда они дотронутся до клавиши компьютера, чтобы подсчитать свои часы работы, оплачиваемые в долларах, придет прозрение но будет поздно; им придется заплатить по счетам, они попытаются отказаться от своих обязательств — не выйдет…

Без женщин начало нашей жизни было бы лишено поддержки, середина - удовольствий и конец - утешения.Н. Шамфор

Он любил её больше, чем всех других, но другие нужны были ему, чтобы убедиться в этом

 — Джейк, что ты делаешь, это же урна с прахом тётушки Руфь! - Не волнуйтесь, тётя Ракель, я ссыпал её в бумажный стаканчик!