Твоя работа — это не ты сам, как и твои деньги в банке, и твоя машина, как и твой бумажник. И твоя одежда. Ты — лишь кучка испражнений жизни… Ты — это поющее и танцующее дерьмо, центр этого мира…

Научите меня нервно и аристократично курить, прищуриваясь и ломая изгибы пальцев о кожаные кресла и диваны, путать дымом шелковые шторы, и, возможно, я смогу признаться вам в любви, стихами и безумно красивыми словами, без орфографических ошибок... А пока - увольте, я просто хочу вас трахнуть....

Как узников истерзанных - тюрьма, благоразумье требует ума.

Значительная часть моих про­изведений была написана в Ростове. Это были фортепьянные пьесы, ро­мансы на стихи русских поэтов, хоровые и другие сочинения. Многие из них впервые прозвучали в Ростове в исполнении местных музыкантов.

«Судьба каждой истины сначала быть осмеянной, а потом уже признанной».

Чем меньше граждане, тем больше кажется империя.

Недостающее звено в цепочке между животным и настоящим человеком – это, вероятнее всего, мы с вами.

Многие постоянно думают, что не получают удовлетворение от богатства лишь потому, что его не хватает.

С разбегу наткнувшись на сердце профессионального эгоиста дилетантская любовь сама скорей разобьётся, чем это сердце разобьёт.

Вот выйду отсюда, такую машину построю, что чертям станет тошно. (в больнице своей жене)

Человек готов на многое, чтобы пробудить любовь, но решится на все, чтобы вызвать зависть. Марк Твен